Присоединяйтесь к нам

Тамар Карелидзе

Страсти премьера и журналистов

07.02.2013 10:59

«Что за вопрос, какое это телевидение?», «Детка, ты невоспитанный/невоспитанная», «Я не отвечу на этот вопрос», «Научитесь прилично себя вести»... Это краткий перечень фраз, которыми заканчивается большинство встреч премьера с журналистами. Насколько это развлекает рядового зрителя, настолько оскорбляет журналистов.

Отношение Бидзины Иванишвили к средствам массовой информации стало ясно еще, когда он опубликовал пространное письмо о своем приходе в политику. В этом письме, помимо речи об ошибках тогдашней правящей команды, большой отрывок уделялся оценке деятельности журналистов, а также советам и наставлениям им по данному вопросу. Он не воздержался от упоминания конкретных имен, и резко раскритиковал нескольких представителей тяжеловесов от СМИ (хотя, успел изменить свое мнение после встреч и бесед с некоторыми из них).

Можно предположить, что одним из мотиваторов отношения со стороны премьера стала кампания, начатая рядом средств массовой информации в предвыборный период. Хотя, вскоре после победы на выборах, «Грузинская мечта» обещала СМИ полную свободу в работе. Многие не поверили этому обещанию; а первое подозрение появилось, когда на открывшемся несколько месяцев назад «Девятом канале» неожиданно началась реорганизация. Все закончилось тем, что вместе с генеральным директором канал покинули редактор информационной службы и основное ядро телекомпании в лице журналистов. Как известно, Бидзина Иванишвили не встретился ни с одним из них и не поинтересовался, что стало причиной их общего ухода с канала.

Если вспомнить судьбу первого «Девятого канала», по идее, и здесь нет ничего удивительного. Несколько лет назад пришедшим утром на работу людям объявили, что телевидение, по решению владельца, закрылось. Тогда огромное количество человек осталось без работы. Насколько я помню, им никто не объяснил причину закрытия канала.

Возвращаясь к сегодняшнему дню, я полагаю, что в отношении премьера не меньшая роль принадлежит и части журналистов. Они делятся на две категории:

Первая: журналисты, часть которых работает на уровне нижней ступени карьерной лестницы в средствах массовой информации, которые запомнились всем «оригинальностью» до выборов. Вторая: журналисты, личное положение которых изменилось со сменой власти.

Если отвлечься от тотальной неколлегиальности, которая растет от пресс-конференции к пресс-конференции Иванишвили, во время третьей встречи появилось что-то новое: один из журналистов поинтересовался взглядами премьера на личную жизнь кого-то из министров, а второй, формулируя вопрос о т. н. внедрении, провел параллель с советским законом в отношении троцкистов (что означало фиксирование позиции этого журналиста при поставлении вопроса), на что Иванишвили в достаточной степени грубо заявил, что он воздержится от ответа.

Что касается второй категории, мы можем очень просто переключить телевизоры на Первый канал, или войти в Facebook и прочитать некоторые статусы. Определенным продолжением недавней пресс-конференции стал настойчивый вопрос Эки Квеситадзе в передаче «Акценты» к Тине Хидашели, в котором она просила депутата дать моральную оценку заявлению Иванишвили в связи с личной жизнью министра.

Существует еще одна не рядовая категория журналистов, которые максимально стараются угодить всем правительствам и не потерять собственные общественные или финансовые позиции. Например, после пресс-конференции один из продюсеров написал в социальной сети, что он гордится своим журналистом, который в хаотичной ситуации сумел задать премьеру вопрос да еще так, что ему не стыдно. Именно это является еще одной проблемой средств массовой информации. Пока мы не освободимся от самоцензуры, пока будем думать о том, чтобы не вызвать своим вопросом возмущения «великих мира сего», мы всегда будем провоцировать «высокомерное» отношение.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test