Присоединяйтесь к нам

27.11.2012 06:43

Важно, чтобы «Маэстро» и «Девятый канал» не превратились в телевидения победителей

Майя Циклаури
Интервью
ზვიად ქორიძე (photo: )

После парламентских выборов в Грузии в СМИ начались изменения. Произошло перераспределение долей, продажа телекомпаний или возвращение их бывшим владельцам. С какой целью все это осуществлено, какой вклад внесли СМИ в результаты выборов и что необходимо для того, чтобы СМИ создавали качественный продукт? - по этим и другим вопросам с Media.Ge беседовал председатель Хартии журналистской этики Грузии Звиад Коридзе.

Господин Коридзе, как изменились СМИ после выборов, что означало перераспределение долей в разных телекомпаниях?

Беспорядок и изменения, имеющие на данный момент место на медиа-рынке, не стали неожиданными. Этот рынок был хаотичным и неустойчивым. Для того, чтобы средство массовой информации стало самодостаточным необходима воля владельцев телевидений, необходимо, чтобы они вкладывали деньги и развивали этот бизнес, создавали продукцию, которая сможет привлечь доходы от рекламы. Таких электронных средств массовой информации не было в течение последних десяти лет в Грузии. Единственным средством массовой информации, которое располагало возможностью выйти на прибыль, была телекомпания «Имеди» в 2003-2007 годах. В эту телекомпанию были вложены большие деньги, но поступления, согласно годам, позволяли утверждать, что она вскоре должна была выйти на полную прибыль. Искусственное вмешательство — политические амбиции владельца и ответ со стороны властей на эти амбиции — приостановили этот процесс. Затем «Имеди» просто тратила деньги. Никто не знал, откуда поступали эти деньги, но она их тратила. В реальности наши телевидения являются транжирами. Они тратят больше денег, чем рекламный рынок. Эта динамика чисел вызывает вопросы, кто тот добрый дядя, который из своего кармана содержит данные телевидения. В лучшем случае, это были финансовый группы, связанные с политическими группами. Бизнес в Грузии был успешным, если он был рядом с политическими силами. Связанные с финансово-политическими группами телевидения не создавали ничего ценного и поэтому были неустойчивы.

Прежняя власть имела на своем иждивении несколько телекомпаний - «Рустави 2», «Имеди», «Реал ТВ», «Сакартвело», большинство региональных телекомпаний, «Мзе». После выборов бывшее большинство и связанные с ним финансовые группы начали считать капитал — что у них было, что осталось и решили, что они не могут содержать много электронных средств массовой информации. Поэтому, я считаю, что они приняли принципиальное решение сохранить только «Рустави 2», то есть денег, которые есть у этой финансово-политической корпорации, хватает только на содержание одного хорошего высококачественного телевидения.

«Имеди» формально вернули семье Патаркацишвили, но, на самом деле, от данного телевидения избавились, одновременно, придав этому форму восстановления справедливости. Было бы гораздо более важно, если бы это осуществили судебным путем. Что значит, телекомпания вернулась к семье Патаркацишвили? Если семья не жалуется на ущерб, мы должны выяснить, почему она не жалуется? Почему считалось нормальным, что в течение пяти лет она находилась в других руках, и почему была возвращена без каких-либо оговорок. Единственной оговоркой было то, что ее возвратили без долгов. Кто списал эти долги? У «Имеди» за последние два года накопилась задолженность до 15 миллионов лари. Какую продукцию она произвела, что только задолженность по налогам составила 15 миллионов лари? Это телевидение было обычной мойкой, поэтому власть решила от него избавиться.

С 5 октября по 5 ноября имело место много перегруппировок среди владельцев телекомпаний, что приводило к заблуждению и создало полную правовую путаницу. Я полагаю, что владельцем телекомпании «Рустави 2» является сам Михаил Саакашвили, и, поэтому, я думаю, что он ее не уступит. Если «Рустави 2» продолжит ту же редакционную политику, то потеряет и тех зрителей, что у нее были. Я не уверен, что теперешние владельцы этого канала хотят сделать современное телевидение. Главное кадровое решение — назначить бывшего генерального прокурора генеральным директором канала, означает заявление — я хочу сделать ангажированный политический канал, который будет служить моим интересам, и у него не будет ничего общего с современной журналистикой. Что касается «Реал ТВ», то эту телекомпанию продали весьма задешево, за 30 тысяч лари. И это повышенная рыночная цена для данной телекомпании. Я думаю, что в эту телекомпанию войдет компания-производитель такого содержания, которая сохранит лучшие традиции этого канала — он будет черносотенным телевидением.

Важно, чтобы «Маэстро» и «Девятый канал» не стали телевидениями победителей, если это произойдет, им придется пройти тот же путь, что «Рустави 2» проходила в течение 8-ми лет. «Маэстро» и «Девятый канал», которые в течение 2012 года находились в достаточно тяжелом положении, «оживились» - из обоих мощным потоком полилась реклама. Это, возможно, признак того, что начался процесс демонополизации рекламного рынка, так как у Кезерашвили нет административного влияния на бизнес, чтобы заставить рекламодателей размещать рекламу на «Рустави 2» и «Имеди», как это происходило раньше. Возможно, бизнес продолжает жить в соответствии со старой традицией: с точки зрения содержания два вышеуказанных телевидения на стороне правительства, а бизнес думает — не лучше ли их опередить и самим разместить у них рекламу, ибо, как правило, бизнес у нас не отличается высокими гражданскими ценностями.

По моему мнению, «Девятый канал» представляет собой проблему для премьер-министра, который хочет от него избавиться. Он постоянно вызывает вопросы. Будет сложно доказать, что на телевидении, принадлежащем супруге премьер-министра, независимая редакционная политика. Если премьер-министр пример решение о передаче данной телекомпании в другие руки, это станет важным шагом с его стороны. Но, я вижу и риски. Он знает, что это общество полностью управляется посредством СМИ и привыкло к такому управлению. Поэтому, если он потеряет это телевидение в то время, как оппонент не уступает телевидение, он может оказаться в информационном вакууме, и мы получим правительство, находящееся в обструкции, созданной средствами массовой информации. Лучше, пусть Бидзина Иванишвили продаст «Девятый канал», или передаст его акции творческому коллективу канала, либо придумает другую форму, но не делает то, о чем объявил на недавней пресс-конференции — объединение с Общественным вещателем.

Почему он не должен этого делать?

Иванишвили может пожертвовать технику «Девятого канала» Общественному вещателю, это вполне возможно. Но непонятно, как кто-то может решать, кого трудоустраивать на Общественном вещателе. Это должен решать менеджмент Общественного вещателя и никто иной. И это, когда мы говорим о нормах закона. Если рассмотреть, что будет лучше всего, возможно, было бы лучше перевести на Общественный вещатель журналистов и с других каналов, а не только с «Девятого канала».

«Рустави 2» сыграла решающую роль в парламентских выборах в Грузии 2003 года, какой вклад внесли СМИ в выборы 2012 года?

В 2003 году имел место не только фактор «Рустави 2». Тогда «Рустави 2» была основным партнером оппозиции, и редакционная политика других телевидений, поддерживавшая ту власть, в большей степени обусловила тот факт, что она оказалась сильнее. Также как и на «Рустави 2» не приходили представители правительства летом и осенью 2003 года, такая же обстановка сложилась на «Девятом канале» и «Маэстро» в текущем году. Переломные кадры, которые тогда предлагала зрителям «Рустави 2», сейчас выходили в эфире «Девятого канала» и «Маэстро». Исследование не проводилось, но я могу предположить, что кадры из тюрьмы предрешили судьбу выборов. В 2003 году Интернет не был таким сильным и всеобъемлющим, как на сегодняшний день. В селах и регионах, где не было кабельных операторов и не работал принцип Must Carry, наши граждане получали информацию от этих телекомпаний именно посредством Интернета. На этих выборах не было свободного медиа-пространства. Поэтому не получилось информировать граждан в полной мере, что дало бы нам возможность создать более мирную избирательную среду. СМИ не смогли этого достичь из-за политических факторов. Что касается эмоционального фона, СМИ смогли его создать, поэтому мы получили выборы по форме, но революцию по содержанию. Это не произошло посредством спора, дискуссии, дебатов. Это был эмоциональный выбор.

После выборов, в какой степени грузинские СМИ на сегодняшний день делают шаги в направлении создания качественной продукции и насколько на качестве продукции сказывается то, что работавшие в одном средстве массовой информации журналисты, которые отличались отсутствием этики, сейчас начинают работу в телекомпаниях, имеющих амбиции создания качественной медиапродукции?

Это естественный процесс: мы не можем кому бы то ни было искусственно создавать барьер, человек приходит работать на какое-либо телевидение со своим бекграундом. Телеменеджер знает, кто к нему приходит и осознает данную ответственность. Важно, что это знают и сами зрители. Если зритель принял передачу того или иного журналиста, тогда его ничто не остановит. Если зритель смотрит передачу, в которой часто нарушаются этические стандарты, и не имеет реакции, то это означает, что у него низкое качество медиа-граммотности. В современной реальности важна и ответственность зрителя. Он должен сказать, что ему не предоставляют точную и проверенную информацию, что данная передача предвзята, полна этических проблем, и ему не нужна подобная передача. В такое время телекомпания примет решение приостановить данную передачу. На сегодняшний день картина, с этой точки зрения, не меняется, так как несколько демографических параметров диктуют, что люди старшего возраста в Грузии консервативны и отдают предпочтение принципу привычного эфира. Поэтому СМИ не отличаются новаторством, здесь нет передач, которые заставят задуматься, вызовут дискуссию в обществе или спровоцируют общественные процессы. Каналы полны ток-шоу, но СМИ ограничиваются статичным описанием текущих событий. Процессы, которые в действительности имеют место в обществе не попадают в медиа-среду, здесь доминируют темы, созданные политиками.

Если сделать анализ содержания со дня выборов по настоящее время, на трех телеканалах - «Маэстро», «Девятый канал» и «Кавкасия» - одни и те же говорящие головы. Это похоже на ту же политику, которую ранее проводили телевидения, поддерживавшие прежнюю власть - «Рустави 2», «Имеди» и Общественный вещатель.

Что происходит с этой стороны на «Рустави 2» и Общественном вещателе»?

Они находятся в процессе создания редакционного распорядка дня. Например, в одном сюжете, вышедшем в эфире «Рустави 2», который касался Парламентской ассамблеи НАТО в Праге, были представлены лишь представители прежней власти. Они не могут осознать, что в стране другое правительство, уже другая действительность. Получается, что они по-прежнему предлагают электорату виртуальную реальность, в которой мы должны смотреть лишь на лица «Национального движения».

Вход в Общественный вещатель Службы доходов расценили как давление на СМИ, как вы думаете, так ли это?

Когда правительство проверяет законность распоряжения публичным капиталом, проблемы нет. Все просто — я дал тебе деньги из государственного бюджета, а ты должен соизволить сдать мне отчет. Если ты сдаешь отчет и видно, что имеется задолженность, тогда у меня есть полное право провести проверку. Если правительство вмешается в содержание «Первого канала», тогда мы должны говорить о вмешательстве в редакционную политику. Хотя, тот факт, что правительство обязано не вмешиваться в редакционную политику не означает, что Общественный вещатель не должен ее иметь или работать так, как он это делает на сегодняшний день, когда блокируются темы, не рассматриваются актуальные вопросы. Естественно, когда имеется дефицит гражданских ценностей, возможно, что душа правительства не выдержит, и оно вмешается в эту политику. Это будет опасно. Чтобы этого не произошло, Общественный вещатель должен быть достаточно разумен и проводить свою редакционную политику, исходя из общественных интересов. Нет проблемы в проверке законности расходования денег, это не является никакой косвенной цензурой, Общественный вещатель не зависит от рекламы или частных пожертвований. Поэтому было неверно ставить подобные акценты, попытку чего предприняли часть политиков и Общественный вещатель.

Третий, русскоязычный канал Общественного вещателя, «Первый Информационный Кавказский» («ПИК») перестанет существовать в этой форме с 2013 года. По вашему мнению, был ли этот канал важен и какую роль он сыграл на медиа-рынке?

Канал может быть как русскоязычным, так и вещать на всех тех основных языках, которые являются родными для граждан Грузии. Было бы хорошо, если бы Общественный вещатель выступил инициатором того, чтобы создать в своем пространстве не русскоязычный канал, каким был «ПИК», а платформу тематического вещания и сделать тематические вещатели, осуществляющие вещание на армянском, азербайджанском, русском и осетинском языках. Это не должно выглядеть так, как происходит на сегодняшний день, когда содержание «Моамбе» переводится на данные языки. Это должны быть независимые каналы, которые помогут проживающим в нашей стране гражданам Грузии получить информацию на родном языке. Это бы не отделило их от грузинской государственной и общественной жизни, и не имела бы место маргинализация данных групп. «ПИК» не смог бы выполнить такую задачу, потому что его целевой аудиторией не были жители Грузии. Его целевой аудиторией были люди, проживающие за пределами Грузии. Более того, канал был рассчитан на российскую аудиторию с одной главной целью — я тебе предлагаю красивую картину Грузии, и ты должен убедиться, что в Грузии все так хорошо; что Грузия такая хорошая, а Россия такая плохая. Сделанное в такой черно-белой тональности телевидение является плохим. Были и плюсы — интересные репортажи из множества точек, но большая роскошь обеспечивать информированность российских граждан за счет бюджета Грузии. Если Общественный вещатель Грузии выступит с инициативой и скажет, что он также желает осуществлять вещание за пределы страны, которое необходимо для того, чтобы из Грузии за рубеж выходило много интересной информации, чтобы показать отношение Грузии к международным процессам, тогда можно сделать такую программу, но у меня возникает вопрос — почему только на русском языке, а не, например, английском или китайском?! «ПИК» был мойкой, где отмыли много денег, и мы не получили эффекта от его продукции.

И в конце, по вашему мнению, насколько присвоение телекомпании «Ачара» статуса общественного вещателя станет гарантом превращения ее в независимое телевидение?

Если мы хотим превратить телекомпанию «Ачара» в независимое телевидение, тогда мы должны ее продать. Я полагаю неоправданным существование в Грузии двух или больше общественных телевидений. Каждый член общества, создающий национальный внутренний валовой продукт, вносит общий вклад в финансирование общественного вещателя. Если мы создадим два общественных вещателя, и второй будет регионального характера, мы получим дискриминационное положение. Выходит, что проживающие в Аджарии граждане должны взять на себя дополнительные расходы? Или мы можем говорить о ВВП Аджарии? Это ведь нонсенс. Если мы возложим налог на зарегистрированных в Аджарии налогоплательщиков , это также станет дискриминационным. Если не возложим и вновь поместимся в эту формулу, в дискриминационном положении окажутся граждане, проживающие за пределами Аджарии, которые понесут те же расходы, что и жители Аджарии, с той лишь разницей, что они получат лишь один вещатель. Мы не должны допустить подобную дискриминацию. У Грузии должен быть один общественный вещатель, и этот вещатель должен определять свою региональную политику. Можно сделать региональные студии в масштабах всей Грузии, которые станут структурными единицами Общественного вещателя, и, которые, с одной стороны, обеспечат вещатель многообразной информацией, а с другой, подготовят ежедневные двух или трехчасовые региональные программы, которые в течение дня будут выходить на территории этих регионов в эфире Общественного вещателя. Это сложная модель, о ней можно поспорить, но если телекомпания «Ачара» сохранит форму, в которой она существует на сегодняшний день, на нее будут выброшены деньги, которые потеряются. Это станет ответственностью политиков, которые говорят, что у Аджарии должно быть свое телевидение.

Конкурсы

АРХИВ

Вакансии

АРХИВ

Тренинги

АРХИВ

Проект Поддерживают

Website Security Test